... > Аль-Манах ПГ №2 > ПГ-ГЕРОИ > Руль

РУЛЬ И ЕГО ДРЭДЛОКС
РАЗДАЛСЯ ГРОХОТ И В "ПУШКИНГ" ВКАТИЛСЯ ЧЕЛОВЕК НА СКЕЙТЕ И С ДРЭДЛОКС. ОДНАКО, КОГДА ПЫЛЬ РАССЕЯЛАСЬ, МЫ ОБНАРУЖИЛИ, ЧТО НИКАКОГО СКЕЙТА У НЕГО НЕТ. И ДРЭДЛОКСА ТОЖЕ НЕТ. "КТО ТЫ?" - УДИВЛЕННО СПРОСИЛИ МЫ. "Я - РУЛЬ", - УНЫЛО ОТВЕТИЛ ОН.

НАЧАЛОСЬ ЭТО ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ ДАВНО, десять лет назад уже. Я живу около ВДНХ, это такое место, где люди катаются. И встретил я там непонятных людей, которые были интересно одеты и вдобавок еще что-то на досках делали. Я, конечно, тоже купил доску и стал с ними общаться. Казалось, что все это не просто так.
Тогда ведь все было совсем по-другому. Кругом совок, а тут такое. Вслед за доской шла музыка. Рэп, панк-рок. Люди нарезали себе ирокезы, сами красили и надписывали себе одежду. Денег не было вообще. Доски сами делали. Нас мало было, все друг друга знали. Туса центровая была в Александровском саду.
Года два назад появились журналы, видео, одежда, связанные с легалайзом. Катающиеся люди не могли это пропустить. Человек со скейтом и дрэдлокс стал идеалом скейтера. Пошла такая популяризация уже, мне кажется. Два года я носил дрэд, но сейчас не хочется идентифицировать себя со всем этим.
Скейт - это другое, это молодость твоя. Перестать кататься - наверное, не получится никогда. У скейтеров нет понятия олдовости. Если человек плохо катается, пусть хоть двадцать лет, на него все смотрят, как на идиота. Такой человек катается просто, чтобы тусоваться. Скейт - это падение, боль, а боль очень многое значит. Преодолевать боль - это какая-то сила воли вырабатывается.
Результат оказался плачевен, по-моему. Скейт был для меня основным занятием в жизни. Думал чего-то добиться, а оказалось, что ты вообще никто, ничего не умеешь, денег нет. Если ты работаешь до вечера, можно выйти покататься, но это несерьезно. Потыкался, упал, офигел, легализе, и уже ничего не хочется, никакого прогрессив. Совок - это совок, здесь все, что происходит, настолько непонятно для меня...
Как-то катались мы в Парке Победы и докатались до того, что пришел один дядька и стал на нас орать. Чего, мол, катаетесь. Тогда другой дядька за нас заступился. Орали они так, что он, короче, достал пистолет и убил того, первого.