... > Аль-Манах ПГ №2 > ПГ-ГЕРОИ > Володя К.





ТРИ ИПОСТАСИ ВОЛОДИ К.

ФУТБОЛ - ПРОШЛОЕ
Не видел никогда, как индейцы майя играли в мяч? У меня есть кассета. Говорят, что это была ритуальная игра - тех, кто выигрывал, приносили в жертву. Но я про это ничего не знаю. Играют они вообще интересно. Бить можно только бедром. Больше на волейбол похоже.
Сам я с детства футболом занимался. Все дело в том, что я не мог сидеть на месте. По пять часов в день играл. Ходил на тренировку, возвращался домой, обедал и бежал на коробочку. Меня так колбасило. Только после этого я успокаивался и нормально себя чувствовал. Вернее, началось все не так. В три года я сказал родителям, что тихого часа больше не будет. А в шесть лет чуть не утонул. В последний момент меня спасли. И отдали в плавание. Но в десять лет меня выгнали за драку. И я перешел там же на "Комете" в футбол. А потом попал в "Торпедо". Чемпионом Москвы был, на первенство Союза ездил. Я ходил только на тренировки, но в спортивную школу со всеми не ходил. Там вотерполисты дрочили, кто дальше кончит. Вообще у них под водой такое происходит...
Ну вот, юношеские соревнования закончились, а дальше не пошло. В двадцать лет я поступил в институт физкультуры в Малаховке, проучился пару лет и ушел в академку. Охладел я. Коллектив меня не устраивал, да и колбасило уже не так, чтобы по пять часов мяч гонять. Примерно в то же время я впервые встретился с суфийскими учителями. Поехали мы в никому тогда еще не известное село Улус-Керт. Там живет золовка Антона Черняка. Нас поразило то, что тогда там было. Эта спокойная жизнь, приятные люди. Как-то все располагало к тому, чтобы принять настоящий ортодоксальный ислам. Но мы все же сомневались. Долго еще после того, как вернулись в Москву, сравнивали то, что здесь с тем, что было там, в нашей тихой улус-кертской обители. Но через некоторое время приняли это сложное решение и совершили тот самый обряд, которого так многие боятся и так многие хотят. Это обряд обрезания. Сейчас мы грустим, узнавая по военным сводкам знакомые дома, а тогда для нас это было частично игрой, частично желанием поверить в самих себя. Так или иначе мы это сделали. Теперь это занимает нас примерно на восемьдесят процентов... Вот так, в общем, произошло наше прощание с детством. Тогда же меня чуть было не взяли в "Аланию", к осетинам. Я пришел на тренировку, и тренер попросил меня ударить по воротам. Там стоял вратарь лет четырнадцати, но выглядел уже на тридцатник. Он, наверное, с детсада брился, такая у него была рожа. И я ударил, по просьбам трудящихся. И попал ему больно в живот. Меня не только прогнали, но и бросились вдогонку с камнями какие-то пожилые аланы-болельщики, которые постоянно присутствуют на тренировках, бухенькие. Они камнями жопу вытирают, а потом кидаются.
Я переплыл Каспий и утек дальше.

ИСКУССТВО - НАСТОЯЩЕЕ
Меня потянуло в сторону созерцания. Тут есть связь с одним эпизодом, тоже из детства. Такое мощное смещение реальности. Мы с родителями много путешествовали, на машине ездили на юг. Однажды то ли в Крыму, то ли еще где-то, на горной дороге ночью нас остановили и попросили пришвартоваться к обочине. Я оглянулся в заднее стекло и увидел, что мы пропускаем колонну фашистских мотоциклетов. Недавно я спросил у мамы, она не помнит. Может, она тогда решила, что это просто съемки кинофильма. Так что у меня возникли сомнения, было это вообще или нет. По мощи похоже на знаменитую историю с Джимом Моррисоном, когда он едет с родителями и видит аварию, погибших индейцев. У меня есть идея картины, в которой единственными светлыми пятными являются фары фашистских мотоциклетов и глаза филина, сидящего в дупле. Потом я ходил к друзьям-художникам в МХУ им. 1905 года, обучал их футболу на переменах, и они на меня тоже повлияли. Я владею техникой футболиста, но главное - это дух. Сейчас я склоняюсь к фотографии. Она позволяет максимально простыми средствами донести до зрителя те или иные идеи и замыслы, не требующие специального обучения. Ведь у меня нет времени на курсы.
Буратино? Да, это была моя идея, но завершить проект я поручил одному скульптору по дереву. Делать Буратино должен папа Карло. Однако, когда я привез Буратино, он развалился прямо перед моим подъездом. У меня лопнули пакеты, и он рассыпался по снегу. Доделывать пришлось самому. Так я стал папой Карло. Из создателя превратился в персонажа. Вообще, Буратино постоянно не везет. На выставке "Неофициальная Москва" кто-то откусил у него ползанозы - она сделана из мяса.
Сейчас есть идея некоего пространства для скульптуры. Буратино, вынимающий занозу, и тот мир, который его окружает. Скорее всего, это будет пространство античное по структуре, но деревянное по фактуре. Галлюцинаторное пространство из сновидений, подобающее жизни Буратино.

МУЗЫКА - БУДУЩЕЕ
Есть несколько проектов, в которых я собираюсь выполнять роль трикстера и роль гитариста. Я беру уроки у хорошего гитариста по имени Боча. Однажды он играл у Федора Чистякова. Боча - это прогрессивный псевдоним, напомнинает псевдоним "Бока". Есть такой армянский певец, который поет: "Косяк Чилима, где валит дым, привет огромный всем плановым". Бока существует давно, но вот, наконец, появился Боча. Один интерпретатор моего творчества заметил, что футбол - это чисто физическое приложение, искусство - эстетическое отображение с физическим приложением сил, а музыка - нечто абсолютно эфемерное. То есть налицо мое движение от материального к духовному. Как сказал Ахмад-Кади Актаев: "Все хорошее да сбудется, всему плохому настанет скорый конец".