ПГ-ЖУРНАЛЫ > Журнал ПГ №1 > FENSO: период полураспада

FENSO: период полураспада

Октябрь 1998, Институт Современного Искусства, проект Антона Смирнского и Максима Кузнецова "Два шкафа" Ноябрь 1998, Галерея XL, проект Дениса Салаутина и Дмитрия Файна "Салаты"

Слух о том, что распалась художественная группа FENSO, поразил общественные уши. Пошел шепоток. Кое на кого стали показывать пальцем. Известные в определенных кругах люди вообще исчезли из города.  В этой ситуации реакция ПГ была жесткой и быстрой: наши сотрудники посетили сквот Антона Смирнского,  а также Базу Отдыха в районе ВДНХ, где сейчас работают Денис Салаутин и Дмитрий Файн.

Художник Антон Смирнский побеседовал с ПГ: 

О слухах по поводу распада FENSO
Это сложно определить как распад. Мало что распадается настолько, чтобы его не стало окончательно. Все происходит в гораздо более широком масштабе, и все эти условности - географические, временные, - не означают реальности. Неправильно говорить о независимости этих проектов [см. выше - ПГ], а правильно говорить об их связи, но разнесенности в географических условиях.

О направлении, в котором несет
Меня несет. Несет в направлении новой креативности, которая необходима для оздоровления ситуации в современном арт-мире, а скорее даже в мире арт-бизнеса. Там - кризис. Это выражается в отсутствии того количества мест, в которых искусство находило свою репрезентацию, и которое существовало еще так недавно. А кроме того и в финансовом аспекте. 

О том, почему это произошло
Не потому, что кто-то из ключевых фигур стал заниматься чем-то другим. Скорее, причина в том, что все продолжают занимаются тем же. Не произошло необходимого переоформления сознания, сбоку оказались основные идеи и критерии искусства, его необходимости и важности, а главные позиции заняли какие-то очень туманные и сложные представления, которые пытались переводить для западной культуры. Перевод в редких случаях оказывался удачным, и чаще всего это не имело того резонанса, который должно было бы иметь.

О новой креативности
Идея новой креативности заключается в некоем процессе очищения. Можно назвать это отделением зерен от плевел, агнцев от козлищ и тому подобное. Все эти сложные структуры, описывающие современное искусство, выражают лишь засаленность очень приватных и понятных вещей, вытекающих из понятия "семейственности", "уюта". Литература, существовавшая по сей день и включавшая описание каких-то проблематик, по большому счету мертва. Мертва потому, что является лишь продуктом непонимания. Я говорю вообще о Тексте, который мог быть написан по какому бы то ни было поводу либо без него.

О словах
Есть такое мнение, что в начале было слово. На мой взгляд, слово является следующим после ощущения. Но это и граница, призванная охранять и напоминать, и функция возвращения человека в глубины своего рождения. Это терапевтическая практика. В какой-то момент слов стало настолько много, что понять и прочувствовать энергию, предстоящую им, стало затруднительно. И может быть, то время, в которое мы разговариваем, требует своеобразного очищения через огонь предстоящей слову страсти.

О самоидентификации
А вообще-то я чувствую себя человеком, который пытается из снега сделать какое-то горячее блюдо. 

  Художники Денис Салаутин и  Дмитрий Файн встретились с ПГ рано утром, когда за окном было еще совсем темно:

ПГ. Слухи о распаде FENSO - ваш комментарий.
ДС. Существуют естественные изменения эволюционного характера, в которых минимум личных мотиваций. Хотя последние, конечно, - неотъемлемые части самой эволюции FENSO. Этого достаточно.
ПГ. Можно ли рассматривать два последних проекта как ваши сольные выступления?
ДФ. Можно. И возвращаясь к теме распада: безусловно, нет и не могло быть никакой стабильности в ситуации существования (или несуществования) FENSO. В любом случае это достаточно призрачная структура. Поэтому корректнее всего говорить об этом так: в данный момент времени идет разветвление по нескольким коридорам. Ведь кроме нас еще и Вася Смирнов готовит сейчас два проекта.
ПГ. Ситуация с современным искусством - ваш комментарий.
ДФ. Ситуация предельно хуевая: самого главного - финансирования и нормального функцирования всех соответствующих структур - в нашей стране нет. Очень большая коррупция. Все держится на энтузиазме.
ПГ. Получается, что эта сфера деятельности по тем или иным причинам становится маргинальной?
ДФ. Она давно уже стала маргинальной. Но можно быть маргинальным на уровне хотя бы прожиточного минимума, а можно на чистом энтузиазме, когда ничего хорошего нет и не предвидится.
ПГ. Положение художника на Западе определяется достаточно высоким социальным статусом. Какую роль играет художник здесь?
ДФ. Кардинально другую - почти никакую. Художник на Западе - это человек, который делает то, что нельзя. Если у нас то, что нельзя, делают все, то какова функция художника? Да он на хуй не нужен!
ПГ. Имидж FENSO во многом строился на преодолении той традиции бородато-аутсайдерского внешнего вида, которая связана с Коллективными Действиями, Мухоморами, Медицинской Герменевтикой и т.д. FENSО больше похожи не на группу художников, но на какой-то рок-бэнд...
ДС. Конечно, проживались какие-то эпатажные состояния, ведь без них невозможно. Обесцвечивание волос на всем теле, завивка бровей и покраска волос в носу - все это было. И все это, конечно, приводило к результатам - всегда к разным. Но, безусловно, интересным...
ДФ. (перебивая) Да с возрастом это связано, с возрастом.
ДС. ...Такое адреналиновое состояние бесконечного оттяга, когда не чувствуешь границ. Это таит в себе много приключений.
ДФ. Да, этот период экспериментов с имиджем был наложен на период особого рода активности в психоделическом плане.
ДС. В максимально короткие сроки проживалась жизнь тех героев, которых ты видел вокруг себя, и это очень поднимало настроение и давало много здоровья. А потом это переходит в другие состояния, конечно.
ПГ. Ну, об этом в другой раз, в другой раз.
ДФ. Да-да. Привет всем ребятам-трулялятам.
ДС. Я со всем согласен и передаю привет всем.

Да-да. Привет всем ребятам-трулялятам.
Я со всем согласен и передаю привет всем.