... > Аль-Манах ПГ №2 > ПГ-КЛАССИКИ > Где Зимуют Раки

ГДЕ ЗИМУЮТ РАКИ
ОДНАЖДЫ МЫ ВСЕЙ РЕДАКЦИЕЙ побывали на приеме в резиденции японского консула господина Кавато. Там, к нашему ужасу, нам пришлось познакомиться с писателем Пелевиным. Ужас вызвала сама внешность писателя. Пелевин оказался зверским мужиком огромного роста, с головой странной формы - три макушки и вся в проплешинах - и лицом убийцы. При виде его мы сразу же вспомнили, что в прошлом номере нашего журнала было помещено расследование "Пелевин-женщина", и попытались спрятаться. Но неудачно. "Га-га-га, - утробно загоготал Пелевин. - Вы что, хотите меня перед моей девушкой лесбиянкой выставить, что ли? Га-га-га!" Его миловидная спутница недружелюбно улыбалась. Пристыженные, мы удалились на другой конец залы. Через некоторое время, однако, перед нами снова нарисовалась зловещая фигура писателя. "А вот если я вам текст в журнал напишу, напечатаете?" - спросил он. Выбора не было. Один из нас, а именно виновник произошедшего конфуза ПГ-редактор Фальковский с неожиданной готовностью извлек из своей папки листок бумаги и ручку. Подобострастно улыбаясь, протянул их Пелевину. "Что это?" - Пелевин удивленно ткнул пальцем в бумажку. Мы все заглянули через плечо Фальковскому. На листке красовались набранные огромными буквами два слова: "Дать пизды". "Это мой т-текст", - запинаясь, признался смущенный Фальковский. "Текст? Дать пизды? Га-га-га", - снова загоготал Пелевин. В зале установилась громовая тишина. К нам поспешила высокая блондинка - секретарша посольства. "Что с вами, Виктор Олегович?" - поинтересовалась она. "Да вот, га-га-га, - Пелевин задыхался от хохота. - Я у него бумажку попросил, написать кой-чего, он дает, а там - дать пизды, га-га-га!" "Да-а-а, - белыми губами прошептала красная секретарша. - А господин Кавато так мечтал собрать русский бомонд..." После чего быстро растворилась в толпе. Фальковский стоял ни жив, ни мертв. Потолок сотрясался от гробовых раскатов пелевинского гогота.
Не зная плакать или смеяться, мы покинули посольство, но текст "от Пелевина" все-таки получили. Устное предисловие, которое в суматохе мы не успели записать, гласило примерно следующее: "Когда в декабре замерзают реки и озера, судьба раков кажется печальной. Но так как они не улетают на юг, можно сделать вывод, что они зимуют там же, где и люди. Из этого, однако, следует еще более страшный вывод, что люди зимуют там же, где и раки".
А вот и сам текст, запечатленный рукою мастера на том самом злополучном листке со словами "дать пизды":